0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Когда обнимать, а когда руку пожимать

Когда обнимать, а когда руку пожимать

От неловких рукопожатий не застрахован никто: ни президент, ни Снуп Дог, и подобные щекотливые ситуации происходят постоянно. Почему такое простое действие способно доставить столько сложностей? Какой бы нелепой несправедливостью это не выглядело, но пара секунд позорного приветственного жеста оставят о тебе весьма неприятное впечатление. Хотя ты и сам наверняка слышал, насколько важно освоить технику рукопожатий:

  • Хочешь успешно пройти собеседование? Пожми правильно руку.
  • Хочешь оставить о себе хорошее впечатление в новой компании? Пожми правильно руку.
  • Хочешь стать Королем Джунглей? Пожми правильно руку.

Существуют тысячи графиков, демонстрирующих наиболее приемлемую форму для «стандартного рукопожатия», но «стандарт» пережил настолько много преобразований, что иногда довольно трудно понять, какой тип рукопожатия подходит для конкретного случая или взаимодействия. В Древней Греции, даже если ты был вооружен до самых зубов и имел самый что ни на есть воинственный вид, рукопожатие являлось практически стопроцентной гарантией того, что в твои планы не входит лишить собеседника жизни, ведь человек демонстрировал свои открытые ладони, чтобы показать отсутствие в них оружия. А римляне любили иметь в рукаве если не туз, то спрятанный кинжал, поэтому было придумано и введено в эксплуатацию пожатие запястий на уровне пояса при встрече.

Теперь это жест, который демонстрирует доверие и уважение к собеседнику во время личной встречи или в момент важных сделок, соглашений. Это один из мощных сигналов, который работает в двух направлениях, и, как по нему судят нас, так и мы можем определить искренность или настроение человека.

Психологи считают, что основными критериями оценки рукопожатия являются:

  • Сила (слабое/сильное);
  • Температура (холодная/горячая);
  • Влажность (влажная/сухая);
  • Территория сцепления (полная/частичная);
  • Продолжительность (краткое/долгое);
  • Скорость (медленное/быстрое);
  • Сложность (легкое подрагивание/жесткая встярска);
  • Текстура (грубая/гладкая);
  • Зрительный контакт (слишком долгий/отсутствие оного).

Рукопожатие, хорошее или плохое, запускает химическую реакцию в организме, способную отложиться в чертогах долговременной памяти твоего мозга: всплеск окситоцина предоставляет тебе ощущение того, что человеку можно доверять, и в общем поднимает тебе настроение, также вызывая положительные эмоции при воспоминании о прошедшей встрече. К сожалению, негативные эмоции так же запоминаются и имеют весьма долгий срок хранения, вызывая ассоциации, словно ты прикоснулся рукой к раскаленной плите.
Возможно, если мы узнаем истоки некоторых рукопожатий, то сможем, по крайней мере, предотвратить несколько неловких моментов. Рассмотрим пять видов общих приветственных жестов, которые наиболее популярны в наше время.

1. Удар кулаками

В свое время подобное приветствие было широко распространено среди байкеров, затем – у спортсменов, а после – в кругу близких друзей.

Когда использовать:
Удары кулаками (не в лицо) отлично работают во время поздравления товарища по спортивной команде или приветствия друга, если у вас уже сложилась такая традиция. Это допустимый вариант здороваться с простывшим приятелем, чтобы не подцепить от него пару зловредных бацилл.
Если ты собираешься поздороваться такими образом, то не делай резких движений и подними кулак заранее, в идеале, с одного-двух метров, чтобы человек сумел сориентироваться и понять, что ты от него хочешь.

2. Объятия братана

Обычно объятия используются между близкими друзьями или родственниками, чтобы продемонстрировать друг другу и окружающим, что официоз классического рукопожатия не способен передать то душевное тепло, которое присутствует в общении этих людей.

Когда использовать:
Как уже говорилось выше, подобное приветствие уместно только между хорошими друзьями, и здороваться подобным образом этикет позволяет как в тренажерке, так и в офисе. Схема простая: сцепляешь руки, затем другой, свободной рукой приобнимаешь и похлопываешь по спине.

3. «Высокая пятюня»

Существует много теорий о том, когда впервые мир увидел «высокую пятюню». Но одним из запротоколированных моментов стало происшествие между двумя бейсбольными товарищами по команде, Дасти Бэйкером и Гленном Бурком, из «Los Angeles Dodgers» в 1977 году. Расцвет «высокой пятюни» пришелся на 80-е, а в 90-х этот жест уже рассматривался как банальное приветствие, поэтому он никогда не должен использоваться на важных встречах или переговорах. Хотя это и так ясно любому адекватному человеку.

Когда использовать:
Сегодня «высокая пятюня» зарезервирована для празднования хорошо проделанной работы, выполненной, как правило, в конкурентных условиях. Так же используется с оттенком самоиронии, когда ты напортачил по полной и поздравляешь кого-то или просишь поздравить себя с «отлично провернутым делом».

4. Поцелуй в щеку

Поцелуй в щеку является общим приветствием между мужчиной и женщиной во многих частях Европы и Латинской Америки, а также Северной Америки. Это, как правило, один, два или три чередующихся поцелуя в обе щеки, начиная с правой.

Когда использовать:
Если это не женщина или твой отец, то… никогда!

5. Традиционное рукопожатие

Классическое рукопожатие используют как в деловой, так и в личной сфере общения. Общие случаи «использования» подразумевают проявление уважения к деловому партнеру или приветствие родителей твоего друга или подруги, общих или новых знакомых.

Читайте так же:
Морфемный разбор слова столик

Когда использовать:
Во всех случаях, кроме оговоренных выше. Это универсальный вид приветствия, который нельзя игнорировать в любом случае. Возможно, человек, находящийся по ту сторону руки и ощутит легкий дискомфорт, соприкасаясь с твое потной ладошкой, но все же это будет лучше, чем если ты ошарашишь его вначале «высокой пятюней», а затем полезешь обнимать.

«Дай пять», «Отбей кулачок» и другие популярные жесты: история появления

Вне зависимости от рода деятельности, вероисповедания и воспитания мы ежедневно используем множество жестов при помощи рук. При этом мы даже не задумываемся, когда, где и почему появились эти движения. Мы познакомим вас с историей возникновения 8 общеизвестных жестов, которые вы ежедневно выполняете при помощи рук.

V-знак

V-знак, или Victory — один из самых часто показываемых жестов. Чтобы изобразить «знак победы», вам нужно поднять и развести указательный и средний пальцы, сжав остальные в кулак. И хотя этот жест используется для обозначения победы или мира (пис), исконный смысл неоднократно менялся в зависимости от культуры и времени. Так, в некоторых государствах, в первую очередь в странах Британского Содружества наций, этот жест рассматривался как оскорбительный. Это распространилось на другие части Соединенного Королевства, а также на Австралию, Ирландию, Индию, Новую Зеландию и Пакистан.

Легенда гласит, что когда лучники (лонгбоумены) были захвачены французами, им отрезали указательный и средний пальцы, чтобы они больше не могли управлять луком и стрелой. Таким образом, V-образ был использован лучниками как акт неповиновения.

Позже «V» превратился в современный знак Победы 14 января 1941 года. В этот день бывший министр юстиции Бельгии Виктор де Лавелейе использовал радио BBC, чтобы призвать бельгийцев поместить знак на эмблему во время митинга. Людям это понравилось так сильно, что BBC запустила кампанию «V ради победы». Символика буквы «V» распространилась по всей оккупированной Европе, и даже премьер-министр Уинстон Черчилль начал признавать смысл этого жеста.

Рукопожатие

Мы пожимаем друг другу руки при встрече, прощании, а иногда и в знак простой солидарности. Но почему и где возник этот жест? Что заставило людей хвататься за руки и стрясти ими, встречаясь друг с другом?

История происхождения рукопожатия берет свое начало еще в древности. Археологи обнаружили тексты и картины, датированные еще 5-м веком до н. э., которые изображали жест рукопожатия. Также есть множество картин, на которых солдаты пожимают руки. Это заставило экспертов поверить, что, возможно, это была стратегия, чтобы проверить, носил ли оппонент оружие. Так как оружие чаще всего держалось на правой руке, стало вежливым обычаем трясти только правой рукой. Это было использовано в качестве жеста мира, чтобы продемонстрировать отсутствие оружия. Более того, сотрясательные движения руками могли открыть «секретные» рукава, в которых было спрятано оружие.

«Отбей кулачок»

Удары кулачками очень похожи на предыдущий жест, и можно смело утверждать, что это эволюционированная версия рукопожатия. Если вы внимательны и наблюдательны, то, наверняка, заметили, что «кулачок» популярен в спорте, особенно в тех видах, где на спортсменах надеты перчатки. Например, в боксе.

Жест имеет огромный смысл, если знать его историю происхождения. Именно боксерам конца 1800-х и начала 1900-х годов приписывают первые «удары кулачками». Они прибегали к жесту, чтобы поприветствовать друг друга.

Но, как и все теории, история происхождения имеет и другие версии. Ученый из Смитсоновского института Ламонт Гамильтон считает, что этот жест мог развиться во время войны во Вьетнаме как модифицированная версия салюта черной власти, который был запрещен военными.

В сентябре 1990 года Австралия стала свидетелем своего первого удара кулаком, когда два игрока в крикет подбодрили друг друга этим жестом. Позже это движение руками пробилось и в другие виды спорта в Австралии и в конечном счете стало популярно по всему миру.

Horn sign, или «рога» на рок-концертах

Если вы когда-либо были на рок-концерте или просто являетесь поклонником рок-музыки, то знаете жест «рога», который можно изобразить путем поднятия указательного пальца и мизинца, в то время как другие пальцы сложены в кулак. Изначально же его использовали как суеверный жест, чтобы отогнать сглазы.

Только в 1979 году, когда Ронни Джеймс Дио стал вокалистом Black Sabbath, The horn sign пробил себе путь к рок-метал-музыке. До Ронни, вокалистом группы был Оззи Осборн, а его фирменный жест рукой, двойной знак мира, стал ритуалом среди поклонников. Поэтому, когда Ронни вышел на сцену, он решил представить новый знак. Он позаимствовал это движение у своей итальянской бабушки, которая, в свою очередь, использовала его в качестве средства для предотвращения зла. Он чувствовал, что языческая ассоциация знака будет полностью соответствовать идеологии группы.

Кремль стукнул кулаком по столу: Говорить с США будем на равных

Кремль стукнул кулаком по столу: Говорить с США будем на равных

Россия готова к диалогу с Соединенными Штатами, но только если разговор будет строиться на основе равноправия и взаимной выгоды, а не по принципу «учителя и ученика». Об этом заявил глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров.

Читайте так же:
Стол обитый сукном

В воскресенье начался двухдневный визит российского министра иностранных дел во Вьетнам, где он примет участие в конференции «Международное сотрудничество в неспокойном мире», проведет ряд встреч на высоком уровне, а затем — 25 февраля — отправится в Китай.

Накануне своей поездки Лавров дал развернутое интервью «Вьетнамскому телевидению» и китайским телеканалам «ЦТВ» И «Феникс», в котором затронул значительный объем важнейших международных вопросов, в том числе касающихся российско-американских отношений.

В частности, он еще раз отметил, что диалог на основе ультиматума, который пытаются вести США, невозможен.

«Мяч на их стороне», а Россия к конструктивному диалогу готова, подчеркнул Лавров. Но разговор, по его словам, должен строиться на «балансе интересов», а не по принципу «учителя и ученика».

«Так нельзя разговаривать ни с одной страной, тем более с Российской Федерацией», — заявил министр.

Он так же указал на определённые силы в Вашингтоне, которые пробуют диктовать политику на российском направлении, предпринимая любые попытки ради того, чтобы не допустить нормализации российско-американских отношений, что было одним из предвыборных обещаний действующего президента Трампа.

«Они хотят только ухудшений», — уверен глава МИД России.

Вопрос: есть ли предел у этих ухудшений? И к чему, в конце концов, может привести такая политика русофобии без тормозов, которую в последнее время продвигает активно на международной арене Вашингтон?

На встрече с представителями СМИ, которая состоялась 20 февраля после оглашения послания Федеральному Собранию, президент РФ Владимир Путин признал, что между Россией и США есть противоречия, но это, по его словам, «не повод для того, чтобы доводить дело до какого-то противостояния на уровне Карибского кризиса 60-х годов прошлого века». Россия такого обострения не хочет, сказал глава государства.

Но можем ли мы со стопроцентной уверенностью утверждать, что ничего подобного не хотят и Соединенные Штаты? Тем более что они сейчас уже в открытую не стесняются угрожать сменой власти не только Венесуэле, но также Кубе и Никарагуа. А как устанавливается диктатура американской демократии, мы хорошо знаем из современной истории бывшей Югославии, Афганистана, Ирака, Ливии и Сирии…

— В этом заявлении Лаврова абсолютно ничего нового нет, — комментирует ситуацию ведущий научный сотрудник Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС Сергей Беспалов. — И президент Путин, и министр иностранных дел, и другие представители нашего государства много раз уже высказывались в том духе, что мы выступаем за отношения с Соединенными Штатами, но эти отношения должны быть мало-мальски равноправными. Это не должны быть отношения наставника и наставляемого, учителя и ученика (какие угодно тут можно аналогии проводить), а именно в таком духе Соединенные Штаты пытаются эти отношения выстраивать.

Что касается тех сил, которые в Вашингтоне, по словам нашего министра иностранных дел, препятствуют хоть какой-то нормализации отношений, то здесь ситуация достаточно ясна.

Мы можем констатировать, что эти силы представляют абсолютно преобладающую часть американского политического класса, американского истеблишмента. Потому что в условиях жесточайшей конфронтации между двумя партиями в США по ключевым вопросам и внутренней, и внешней политики есть только несколько пунктов, по которым их позиции совпадают. И один из таких пунктов, это, безусловно, необходимость крайне жестких отношений с Россией. Необходимость дальнейшего «наказания России», как они это формулируют. И т.д.

В принципе, до недавнего времени президент Трамп был единственным, кто из этого двухпартийного консенсуса выпадал. Есть некоторое основание говорить о том, что в глубине души он как бы и сейчас является сторонником некоторой нормализации отношений с Россией, но ясно, что для него это не является, на самом деле, первостепенным вопросом.

«СП»: — А как же его обещание «поладить с Москвой»?

— Нормализация отношений с Россией не относилась к числу стержневых его предвыборных обещаний, за которые он обязательно должен отчитаться перед избирателями. Это не перестройка в выгодном для США плане торговых отношений с Китаем. Это не выстраивание стены на границе с Мексикой.

Поэтому это не тот пункт повестки, который Трамп будет продвигать любой ценой. Это то, что он совершенно спокойно может принести (и уже приносит) в жертву всякого рода другим соображениям.

Так что в этом смысле нет оснований рассчитывать на то, что в ближайшие месяцы, в ближайшие два года, по крайне мере, Трамп будет иметь и желание, и возможность противостоять давлению на него американского истеблишмента.

С другой стороны, под некими силами, которые препятствуют нормализации российско-американских отношений Сергей Лавров, несомненно, имел в виду и многих людей в администрации Трампа.

Читайте так же:
Угловой стол параметры

Потому что президент США в последний год все в большей степени окружает себя людьми наиболее правоконсервативных и достаточно агрессивных взглядов — такими, как Джеймс Болтон, советник по национальной безопасности, как Майк Помпео, государственный секретарь США. И, соответственно, эти люди известны своей крайне жесткой позицией по отношению к России.

Понятно, что сам президент в какой-то степени может ограничивать их антироссийские действия. Но поскольку — повторяю — российское направление внешней политики для Трампа не является сейчас ключевым, у всех этих «ястребов» в его окружении появилась определенная свобода действий.

«СП»: — Но мы, таким образом, входим в клинч…

— Во всяком случае, в ближайшие года два нам уж точно не приходится ожидать — не то, что прорыва, — даже маломальских конструктивных подвижек в отношениях с Соединенными Штатами.

Что же касается сравнения ситуации с Карибским кризисом, то об этом достаточно много уже говорилось. Однако, на мой взгляд, это сравнение не совсем корректно с той точки зрения, что в эпоху холодной войны российско-американское противостояние было тем фактором, который вообще в решающей степени определял все международные отношения. Сейчас это не так.

Разногласия между нами в тот период имели острый идейный характер, это были разногласия двух противоборствующих политических систем. Сейчас об этом тоже говорить достаточно сложно.

При всем при том глубина конфронтации, напряженность в отношениях, они вполне сопоставимы с тем, что было в годы холодной войны. Но до такой острой конфронтации, когда от начала ядерной войны нас отделяли буквально минуты, мы, конечно, не скатываемся. И есть шанс, что и не скатимся.

По крайней мере, те случаи столкновения интересов, которые имели место в прошлом и позапрошлом годах в Сирии, их достаточно эффективно удавалось разруливать российским и американским военным. Это показывает, что не только со стороны политического руководства России, но и со стороны, по крайней мере, американского генералитета (при всех антироссийских заявлениях и призывах увеличивать военный бюджет) есть понимание, что при возникновении конкретных кризисных ситуаций во взаимодействии с Россией нужно некоторые правила соблюдать. И скатываться до совсем угрожающих ситуаций недопустимо.

Так что, с этой точки зрения, в отличие от Карибского кризиса, я думаю, нет особой угрозы.

Но, в то же время, учитывая, что в США именно политическая элита сейчас довольно безответственная, что там преобладают люди, у которых вообще в отличие от того поколения 50-х, начала 60-х гг. страх большой войны отсутствует, в общем, можно ждать, конечно, всяких сюрпризов. И ситуация очевидно тревожная.

«СП»: — Как бы вы продолжили фразу: «США будут готовы к конструктивному диалогу только тогда…» Когда?

— Мне кажется, что в ближайшей перспективе не будут готовы. Но в целом на этот вопрос вполне можно ответить. И здесь должно быть два пункта.

Во-первых, Соединенные Штаты могут быть готовы к конструктивному диалогу с Россией, когда они убедятся, что те меры экономического и прочего давления на Россию, которые они используют и которые они собираются наращивать, действительно, не приносят результатов. Потому что по состоянию на сегодня они видят, что, хотя санкции не принесли того результата, на который они рассчитывали, но все-таки они являются достаточно болезненными для российской экономики. Что все-таки они серьезно сокращают наш экономический рост. Что никакого иммунитета, по большому счету, к санкциям наша экономика не приобрела. И неслучайно, все эти проекты новых «адских» и прочих санкций так активно в нашем обществе обсуждаются.

Пока эта ситуация не изменится, и пока у американцев будет этот рычаг воздействия на Россию, все, по большому счету, будет продолжаться.

И мы можем сказать, что и до тех пор, пока и Россия не нащупает какие-то реальные инструменты ответного воздействия на США, это тоже продолжаться может. Потому что кроме нашей операции в Сирии ничего особо болезненного именно для США, для их глобальных интересов, для их глобального влияния за все эти пять лет санкционной войны с нашей стороны не было.

И второй момент. Рассчитывать на прекращение конфронтации, на определенную нормализацию диалога с США можно будет, когда внутри самих Соединенных Штатов принципиально изменится политическая ситуация. Когда снизится накал противостояния между двумя основными американскими политическими партиями. Когда российская тема перестанет быть острым фактором внутриполитической борьбы в США. И когда можно будет, соответственно, ожидать, что выработкой политики на российском направлении будут заниматься профессионалы, а давление вот этой внутриполитической конъюнктуры, если не уйдет полностью, то хотя бы ослабеет.

Вот если когда-нибудь эти два условия совпадут, то тогда можно рассчитывать на изменение к лучшему.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Кремль стукнул кулаком по столу: Говорить с США будем на равных

Сергей Киселев / Коммерсантъ

Читайте так же:
Стол из старой бочки
Москва в очередной раз грозит Вашингтону, что не потерпит нравоучительного тона

Россия готова к диалогу с Соединенными Штатами, но только если разговор будет строиться на основе равноправия и взаимной выгоды, а не по принципу «учителя и ученика». Об этом заявил глава внешнеполитического ведомства России Сергей Лавров.

В воскресенье начался двухдневный визит российского министра иностранных дел во Вьетнам, где он примет участие в конференции «Международное сотрудничество в неспокойном мире», проведет ряд встреч на высоком уровне, а затем — 25 февраля — отправится в Китай.

Накануне своей поездки Лавров дал развернутое интервью «Вьетнамскому телевидению» и китайским телеканалам «ЦТВ» И «Феникс», в котором затронул значительный объем важнейших международных вопросов, в том числе касающихся российско-американских отношений.

В частности, он еще раз отметил, что диалог на основе ультиматума, который пытаются вести США, невозможен.

«Мяч на их стороне», а Россия к конструктивному диалогу готова, подчеркнул Лавров. Но разговор, по его словам, должен строиться на «балансе интересов», а не по принципу «учителя и ученика».

«Так нельзя разговаривать ни с одной страной, тем более с Российской Федерацией», — заявил министр.

Он так же указал на определённые силы в Вашингтоне, которые пробуют диктовать политику на российском направлении, предпринимая любые попытки ради того, чтобы не допустить нормализации российско-американских отношений, что было одним из предвыборных обещаний действующего президента Трампа.

«Они хотят только ухудшений», — уверен глава МИД России.

Вопрос: есть ли предел у этих ухудшений? И к чему, в конце концов, может привести такая политика русофобии без тормозов, которую в последнее время продвигает активно на международной арене Вашингтон?

На встрече с представителями СМИ, которая состоялась 20 февраля после оглашения послания Федеральному Собранию, президент РФ Владимир Путин признал, что между Россией и США есть противоречия, но это, по его словам, «не повод для того, чтобы доводить дело до какого-то противостояния на уровне Карибского кризиса 60-х годов прошлого века». Россия такого обострения не хочет, сказал глава государства.

Но можем ли мы со стопроцентной уверенностью утверждать, что ничего подобного не хотят и Соединенные Штаты? Тем более что они сейчас уже в открытую не стесняются угрожать сменой власти не только Венесуэле, но также Кубе и Никарагуа. А как устанавливается диктатура американской демократии, мы хорошо знаем из современной истории бывшей Югославии, Афганистана, Ирака, Ливии и Сирии…

— В этом заявлении Лаврова абсолютно ничего нового нет, — комментирует ситуацию ведущий научный сотрудник Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС Сергей Беспалов. — И президент Путин, и министр иностранных дел, и другие представители нашего государства много раз уже высказывались в том духе, что мы выступаем за отношения с Соединенными Штатами, но эти отношения должны быть мало-мальски равноправными. Это не должны быть отношения наставника и наставляемого, учителя и ученика (какие угодно тут можно аналогии проводить), а именно в таком духе Соединенные Штаты пытаются эти отношения выстраивать.

Что касается тех сил, которые в Вашингтоне, по словам нашего министра иностранных дел, препятствуют хоть какой-то нормализации отношений, то здесь ситуация достаточно ясна.

Мы можем констатировать, что эти силы представляют абсолютно преобладающую часть американского политического класса, американского истеблишмента. Потому что в условиях жесточайшей конфронтации между двумя партиями в США по ключевым вопросам и внутренней, и внешней политики есть только несколько пунктов, по которым их позиции совпадают. И один из таких пунктов, это, безусловно, необходимость крайне жестких отношений с Россией. Необходимость дальнейшего «наказания России», как они это формулируют. И т.д.

В принципе, до недавнего времени президент Трамп был единственным, кто из этого двухпартийного консенсуса выпадал. Есть некоторое основание говорить о том, что в глубине души он как бы и сейчас является сторонником некоторой нормализации отношений с Россией, но ясно, что для него это не является, на самом деле, первостепенным вопросом.

— А как же его обещание «поладить с Москвой»?

— Нормализация отношений с Россией не относилась к числу стержневых его предвыборных обещаний, за которые он обязательно должен отчитаться перед избирателями. Это не перестройка в выгодном для США плане торговых отношений с Китаем. Это не выстраивание стены на границе с Мексикой.

Поэтому это не тот пункт повестки, который Трамп будет продвигать любой ценой. Это то, что он совершенно спокойно может принести (и уже приносит) в жертву всякого рода другим соображениям.

Так что в этом смысле нет оснований рассчитывать на то, что в ближайшие месяцы, в ближайшие два года, по крайне мере, Трамп будет иметь и желание, и возможность противостоять давлению на него американского истеблишмента.

С другой стороны, под некими силами, которые препятствуют нормализации российско-американских отношений Сергей Лавров, несомненно, имел в виду и многих людей в администрации Трампа.

Читайте так же:
Паспортный стол города дедовск

Потому что президент США в последний год все в большей степени окружает себя людьми наиболее правоконсервативных и достаточно агрессивных взглядов — такими, как Джон Болтон, советник по национальной безопасности, как Майк Помпео, государственный секретарь США. И, соответственно, эти люди известны своей крайне жесткой позицией по отношению к России.

Понятно, что сам президент в какой-то степени может ограничивать их антироссийские действия. Но поскольку — повторяю — российское направление внешней политики для Трампа не является сейчас ключевым, у всех этих «ястребов» в его окружении появилась определенная свобода действий.

— Но мы, таким образом, входим в клинч…

— Во всяком случае, в ближайшие года два нам уж точно не приходится ожидать — не то, что прорыва, — даже маломальских конструктивных подвижек в отношениях с Соединенными Штатами.

Что же касается сравнения ситуации с Карибским кризисом, то об этом достаточно много уже говорилось. Однако, на мой взгляд, это сравнение не совсем корректно с той точки зрения, что в эпоху холодной войны российско-американское противостояние было тем фактором, который вообще в решающей степени определял все международные отношения. Сейчас это не так.

Разногласия между нами в тот период имели острый идейный характер, это были разногласия двух противоборствующих политических систем. Сейчас об этом тоже говорить достаточно сложно.

При всем при том глубина конфронтации, напряженность в отношениях, они вполне сопоставимы с тем, что было в годы холодной войны. Но до такой острой конфронтации, когда от начала ядерной войны нас отделяли буквально минуты, мы, конечно, не скатываемся. И есть шанс, что и не скатимся.

По крайней мере, те случаи столкновения интересов, которые имели место в прошлом и позапрошлом годах в Сирии, их достаточно эффективно удавалось разруливать российским и американским военным. Это показывает, что не только со стороны политического руководства России, но и со стороны, по крайней мере, американского генералитета (при всех антироссийских заявлениях и призывах увеличивать военный бюджет) есть понимание, что при возникновении конкретных кризисных ситуаций во взаимодействии с Россией нужно некоторые правила соблюдать. И скатываться до совсем угрожающих ситуаций недопустимо.

Так что, с этой точки зрения, в отличие от Карибского кризиса, я думаю, нет особой угрозы.

Но, в то же время, учитывая, что в США именно политическая элита сейчас довольно безответственная, что там преобладают люди, у которых вообще в отличие от того поколения 50-х, начала 60-х гг. страх большой войны отсутствует, в общем, можно ждать, конечно, всяких сюрпризов. И ситуация очевидно тревожная.

— Как бы вы продолжили фразу: «США будут готовы к конструктивному диалогу только тогда…» Когда?

— Мне кажется, что в ближайшей перспективе не будут готовы. Но в целом на этот вопрос вполне можно ответить. И здесь должно быть два пункта.

Во-первых, Соединенные Штаты могут быть готовы к конструктивному диалогу с Россией, когда они убедятся, что те меры экономического и прочего давления на Россию, которые они используют и которые они собираются наращивать, действительно, не приносят результатов. Потому что по состоянию на сегодня они видят, что, хотя санкции не принесли того результата, на который они рассчитывали, но все-таки они являются достаточно болезненными для российской экономики. Что все-таки они серьезно сокращают наш экономический рост. Что никакого иммунитета, по большому счету, к санкциям наша экономика не приобрела. И неслучайно, все эти проекты новых «адских» и прочих санкций так активно в нашем обществе обсуждаются.

Пока эта ситуация не изменится, и пока у американцев будет этот рычаг воздействия на Россию, все, по большому счету, будет продолжаться.

И мы можем сказать, что и до тех пор, пока и Россия не нащупает какие-то реальные инструменты ответного воздействия на США, это тоже продолжаться может. Потому что кроме нашей операции в Сирии ничего особо болезненного именно для США, для их глобальных интересов, для их глобального влияния за все эти пять лет санкционной войны с нашей стороны не было.

И второй момент. Рассчитывать на прекращение конфронтации, на определенную нормализацию диалога с США можно будет, когда внутри самих Соединенных Штатов принципиально изменится политическая ситуация. Когда снизится накал противостояния между двумя основными американскими политическими партиями. Когда российская тема перестанет быть острым фактором внутриполитической борьбы в США. И когда можно будет, соответственно, ожидать, что выработкой политики на российском направлении будут заниматься профессионалы, а давление вот этой внутриполитической конъюнктуры, если не уйдет полностью, то хотя бы ослабеет.

Вот если когда-нибудь эти два условия совпадут, то тогда можно рассчитывать на изменение к лучшему.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector